Таисия Бородина


Таисия Бородина

старший тренер, директор

Старший тренер Академии Таисия Бородина руководит детско-юношеской школой и принимает важные операционные решения. Она рассказала о своей связи с миром парусного спорта, достижениях учеников и планах

– Ваш отец – известный советский яхтсмен. Как это повлияло на ваше увлечение парусным спортом?

– На самом деле у меня не было особого выбора. Я занялась парусным спортом благодаря отцу. В свое время отец тренировался вместе с Валентином Манкиным у Сергея Машовца и Олега Дерлеменко. С Манкиным я лично знакома, он был прекрасным человеком, фантастическим гонщиком и тренером. Мне было предначертано заниматься парусным спортом. В «Оптимист» я впервые села в шесть лет, а полноценно заниматься в яхт-клубе начала в восемь.

– У вас за плечами большая карьера в парусном спорте – девять лет в составе сборной и победы в чемпионатах страны. Вы не могли бы поподробнее рассказать о ваших спортивных достижениях.

– После «Оптимиста» в 14 лет я пересела на класс «Европа». В тот момент это был олимпийский женский класс. В своей возрастной группе я показывала достаточно высокие результаты, занимала призовые места на европейских первенствах. После того, как «Европу» вывели из программы Олимпийских игр, предполагалось, что я пересяду на «Лазер Радиал», но у меня была детская мечта – ходить на «470» в качестве шкотовой. Представляла картинку, как я вишу в трапеции и лечу над водой. Поэтому я села на шкоты на «470». У меня была достаточно молодая рулевая. Вместе с ней мы начали учиться ходить на этой яхте. Впоследствии мы стали чемпионами Украины и показывали достаточно высокие результаты на чемпионатах мира и Европы среди юниоров, но в призы не попадали. В 20 лет мне посчастливилось сесть на шкоты в один экипаж с одной из самых титулованных спортсменок мира, трехкратным призером Олимпийских игр – Русланой Таран. Но вскоре она завершила спортивную карьеру. После работы с ней было сложно возвращаться в экипаж с неопытным рулевым, поэтому я приняла решение пересесть на «Лазер Радиал». На нем я проходила три года, но за исключением национальных чемпионатов и различных еврокубков высоких результатов уже не показывала.

– Почему вы решили завершить карьеру?

– Уровень конкуренции в «Лазер Радиал» был очень высок. За тот период, что ходила на шкотах, я потеряла часть навыков рулевого. Я понимала, что наверстывать будет очень сложно. Моей последней регатой стал чемпионат Европы в Таллине. Это хороший показатель, но не для 24-летней спортсменки. Быть просто чемпионом страны – не для меня, а для того, чтобы показывать более высокий результат, требовалось очень много различных составляющих, зависящих не от меня. В тот момент я приняла решение начать работать со спортсменами в качестве тренера и связала свою жизнь со спортом, но уже по другую сторону. Я видела в этом возможность поделиться знаниями, полученными за время моей спортивной карьеры и учебы в университете.

– Считается, что хороший тренер должен убить в себе спортсмена. Вы согласны с этим?

– Очень часто говорят, что хорошие спортсмены не всегда становятся хорошими тренерами и наоборот. Это действительно так. В тренерской работе в первую очередь нужно быть педагогом. Это не работа, а призвание. Если у человека душа к этому не лежит, то он не сможет полноценно работать тренером.

– Вы пришли в Академию парусного спорта в 2012 году, заняв пост тренера олимпийских и международных классов. Какие первые шаги вы делали на новой должности?

– Меня пригласили сюда, когда тут еще был спортивный клуб «Парусник», а Академии парусного спорта еще не было. Я в тот момент только заканчивала спортивную карьеру. Приехав сюда, я приступила к работе как тренер класса «420» и методист.

– Какими достижениями ваших подопечных вы гордитесь больше всего?

– Я очень горжусь своим первым набором в классе «420». Дети меньше чем за два сезона выиграли первенство России. После чего приняли участие в первенстве Европы среди юниоров. Они были единственным российским экипажем, попавшим в «золотой» флот. Многие ребята, которые занимались у меня, сейчас продолжают тренироваться под руководством других тренеров и показывают очень высокий уровень. Я готовила сборную Санкт-Петербурга к трем Спартакиадам. Когда я повезла спортсменов впервые, у нас в составе было всего четыре человека, и мы заняли чуть ли не предпоследнее место. Через два года мы были первыми среди команд, у которых не был собран полный состав. На третьей же моей Спартакиаде петербуржцы заняли второе место, уступив Москве всего девять очков. Впервые в истории данных соревнований Санкт-Петербург попал в призы. Среди команд парусных школ Академия парусного спорта и вовсе заняла первое место, став лучшей школой России.

– В должности старшего тренера и директора больше приходится заниматься стратегической деятельностью и меньше работать непосредственно на воде. Скучаете по работе с детьми?

– Конечно, я очень сильно скучаю по тренерской работе. С 2015 года являюсь руководителем Академии парусного спорта. Это было достаточно сложное решение, но его необходимо было принять. Эта должность позволяет мне иногда ездить на сборы и заниматься с детьми. Конечно, не в полном объеме, потому что на плечи любого руководителя ложится очень много операционной и методической работы. Я очень довольна своей командой и уверена в них на все сто процентов. Наша администрация и тренеры – лучшие люди в российском парусном спорте. Без них мы не смогли бы добиться таких результатов.

– Помимо работы в Академии парусного спорта вы ведете активную научную деятельность. Какова сфера ваших научных интересов?

– Я являюсь научным сотрудником НГУ им. П.Ф. Лесгафта. Мы очень плотно сотрудничаем с этим университетом. Я написала диссертацию, посвященную комплексному контролю яхтсменов на учебно-тренировочном этапе.

– Какие ближайшие планы по развитию Академии парусного спорта?

– На сегодняшний день у нас выбрана стратегия по увеличению численного состава среди учебно-тренировочных групп. У нас очень много спортсменов, занимающихся начальной подготовкой, но ранее мы не могли уделять этому много времени потому, что акцент делался на результат и развитие высшего спортивного мастерства. Последние два года мы ориентируемся на учебно-тренировочные группы и все силы вкладываем в то, чтобы дети не уходили с класса «Оптимист», а переходили в подростковые классы и шли дальше. Это основная наша задача на данный момент.